140 тыс руб в месяц: сколько зарабатывают главврачи, от которых массового уволились хирурги из-за низкой зарплаты

Два главврача, от которых ушли хирурги, оказались самыми высокооплачиваемыми.

В Нижнем Тагиле накаляется ситуация с массовым увольнением хирургов. По сути экстренную хирургическую помощь пока оказывают лишь в единственном медучреждении: горбольнице № 4. Хирурги из Демидовской и горбольницы № 1 массово увольняются из-за высокой нагрузки и несоизмеримой зарплаты. В Нижний Тагил приехала комиссия Минздрава, губернатор Евгений Куйвашев собирает экстренное совещание, из Екатеринбурга отправляют медиков вахтовым методом.

Тагильские хирурги недовольны не только зарплатой, но, по их словам, и безграмотным руководством медучреждений.

Паблик «Нехорошие Новости» составил рейтинг зарплат главврачей медучреждений Нижнего Тагила. Данные взяты с официального сайта свердловского Минздрава за 2018 год.

Цифры для Нижнего Тагила внушительные: так главврач Демидовской городской больницы Сергей Овсянников, с учреждения которого начался бунт хирургов и которые в открытую обвиняют руководителя в развале больницы, зарабатывает по 140 тысяч рублей в месяц.

Главврач ГБУЗ СО «Демидовская ГБ» Сергей Овсянников

Вслед за Демидовской, массовые увольнения начались в горбольнице № 1. Ее главврач Олег Николаев получает по 142,6 тыс рублей.

Олег Николаев

Примечательно, что руководители этих больниц оказались самыми высокооплачиваемыми медиками в рейтинге.

14) Ирина Панькова, врачебно-физкультурный диспансер — 79,8 тыс. руб.

13) Лариса Запольская, городская поликлиника № 3 — 98,8 тыс. руб.

12) Марина Пименова, филиал Свердловского областного кожно-венерологического диспансера — 99,6 тыс. руб.

11) Игорь Скороходов, филиал Свердловского областного онкологического диспансера — 109,5 тыс. руб.

10) Вячеслав Мишарин, психиатрическая больница № 7 — 118,3 тыс. руб.

9) Сергей Безбородов, городская станция скорой помощи — 118,9 тыс. руб.

8) Дмитрий Клеймёнов, детская городская больница — 121,7 тыс. руб.

7) Елена Ионга, стоматологическая поликлиника № 3 — 124,3 тыс. руб.

6) Юлия Николаева, противотуберкулёзный диспансер № 3 — 124,9 тыс. руб.

5) Жанна Климова, городская поликлиника № 4 — 129,2 тыс. руб.

4) Марина Холманских, городская инфекционная больница — 131 тыс. руб.

3) Константин Аникин, городская больница № 4 — 131,7 тыс. руб.

2) Сергей Овсянников, Демидовская городская больница — 140 тыс. руб.

1) Олег Николаев, городская больница № 1 — 142,6 тыс. руб.

Рядовые хирурги жалуются, что с множеством переработок зарабатывают по 50 тысяч рублей в месяц.

«Я врач Демидовской больницы, прокомментирую зарплаты хирургов: базовая ставка сейчас 19–20 т.р., за стаж уже больше не платят, только доплата за категорию: от 15% со второй до 30% с высшей. Плюс уральские и вредность, еще примерно 20%. Итого 25–35 тыс руб в зависимости от категорийности. Примерно, по памяти, в мелочах могу ошибаться. Далее — дежурства, 3 тыс будничное и 5–6 тыс сутки (в выходной). За 7–8 дежурств около 28–30 тыс, дежурить больше — помрешь, хотя бывают герои по 10–12 берут, в основном одинокие (без семьи), но не надолго, 1–2 месяца, в сезон отпусков. И учтите: после дневной смены врач остается дежурить ночью, а затем сразу следующая дневная смена, итого 32 часа непрерывной работы, часто в туалет некогда сбегать, не говоря про поспать. Домой полумертвый и спать, 2 дня из жизни минус, и так 2 раза в неделю, семью почти не видишь. Зарплата в итоге 55–60 тыс руб, минус 13% подоходный, в итоге около 50–55 тыс у ветеранов, у молодых 40–45 тыс. И это с 8-ю 32-часовымиадскими сменами! Плюс обычная ежедневная работа», — рассказывает один из врачей Демидовской больницы.

С оплатой труда младшего медперсонала дела еще хуже, многие не получают и 25 тысяч рублей.

Многие врачи жалуются на разруху в больницах и на оборудование из 80-90-х, на котором невозможно оказывать квалифицированную помощь. А в случае инцидентов, вся ответственность лежит именно на рядовом медперсонале.

«Эмоциональное выгорание, уголовка и аппараты 80-90-х годов». Врачи Нижнего Тагила рассказали о реальных причинах массовых увольнений из больниц — приводим свидетельства врачей из нижнетагильского портата «Между строк»:

«Между строк» пообщалось с уволившимися и пока ещё работающими в тагильских больницах врачами, которые не пожелали раскрывать свои имена в СМИ.

«Стало невозможно выполнять свои обязанности из-за катастрофического отсутствия кадров, круглосуточной диагностики, — рассказывает агентству один из уволившихся хирургов. — Для меня заработная плата была на последнем месте, я просто не мог уже работать. Если у тебя дежурств в месяц 11–12, а после этого ты ещё остаёшься днём работать, происходит выгорание. Какой из тебя тогда работник? У нас было всего 5 хирургов. Если их раскидать на весь месяц, то получается, что ты дежуришь либо сутки через двое, либо сутки через сутки. И в таком авральном режиме мы все работали уже около года. Перерабатывали, а платили так же, как и раньше. У меня выходило 60 тысяч рублей в месяц, это с учётом моих дежурств. Но при такой нагрузке ты эти деньги зарабатываешь себе просто на лечение.

Сказались также постоянные жалобы пациентов, их недовольство, боязнь уголовного преследования. Никто не хочет подставлять себя и свою семью под это. Если ты так работаешь, риск ошибок возрастает. Мы уходим в операционную на 2–3 часа, наши пациенты остаются без присмотра, и в любой момент с ними может произойти всё что угодно. В нашей больнице за 6 лет ушли 8 хирургов, пришли где-то 2 человека, и такая ситуация сложилась не только в нашем отделении. Гастроэнтерология — большое отделение, где серьёзные больные лежат, там работают всего 2 врача. Один из них при этом заведующий.

Руководство, я думаю, не очень старалось решить эту проблему. Подвижки какие-то начались только после того, как мы заявили, что больше так работать не будем. Предложили достойную оплату, сказали, что хирургов найдут. Но к тому времени это уже никому не нужно было. Я в Тагиле теперь не собираюсь оставаться. Другой уволившийся врач тоже не собирается возвращаться на прежнюю работу. Но сейчас, чтобы остановить процесс увольнений, нужно вернуть хирургов в Демидовскую больницу либо найти новых, другого пути нет, только тогда и другие медучреждения смогут нормально работать. Нужно менять руководство в больнице, возрождать диагностическую службу, делать достойную оплату».

«Ситуация тяжёлая, я сейчас сама на низком старте, — говорит один из действующих врачей Демидовской больницы. — Врачи измотаны, нет специалистов вообще никаких. При этом руководство не содействует тому, чтоб они остались. Вот, например, была у нас молодая активная хирург, которая хотела профессионально развиваться и жить в Тагиле. Она попросила главного отпустить её на дополнительную учёбу с сохранением средней зарплаты на этот период. Он отказал, и врач ушла. Сейчас она работает и внедряет новые технологии на Тагилстрое, там она смогла проучиться. После неё ушёл доктор, который просил изменить график работы, поскольку он ещё в другом месте подрабатывал. Главный не согласился, и мы лишились узиста и хирурга-дежуранта в одном лице.

На место ушедших врачей никто не приходит. Нагрузка вырастает в несколько раз, но материально это никак не компенсируется. Те 100 тысяч рублей, про которые ранее в СМИ писали, получить можно. Но для этого нужно продежурить 18–20 суточных дежурств в больнице. Дневная плановая работа при этом остаётся. В итоге дома в месяц я смогу побыть 10 дней, и то по полдня. Так и работаем за свои 50 тысяч рублей.

Оборудованием, с которым приходится работать, в других больницах давно уже никто не пользуется. Диагностики никакой. Правый глаз — рентген, левый глаз — УЗИ, и две твои руки, — рассказывает другой действующий врач Демидовской больницы. — Вот и вся диагностика. Аппаратура на грани фантастики, она уже морально устарела, не то что технически. Когда поднялся бунт, нам привезли новые аппараты. Мы их распаковали и ахнули. На них ещё в 80-90-х годах работали. Мы можем ими пользоваться, но тогда и показатели выживаемости и выздоравливаемости будут тоже конца 80-х — 90-х годов. Их с госрезерва, наверное, привезли, при этом не все работают. Даже в районных больницах аппараты круче. К нам с периферии, с районных больниц привозят тяжёлых больных. Но, получается, их безопаснее там лечить, чем сюда на плохой аппарат переводить.

Постоянно выслушиваем выговоры от начальства из-за жалоб пациентов или их родственников. При этом они не связаны с качеством оказания медицинской помощи. Не так ответили по телефону или не сразу вышли из кабинета. Врачи уже не ждут ни от кого ни благодарности, ни цветов — лишь бы жалобу не написали. Сегодня мастер по маникюру получает больше благодарности, чем врач. При этом один ногти пилит, другой всего лишь жизнь спасает. Все знают поимённо своих ногтевых мастеров. Но никто не знает, как зовут тех хирургов (я уж не говорю про анестезиологов), которые их оперировали.

Мне было в удовольствие работать с прежними хирургами, потому что они мастера своего дела, выполняли нереальные вещи. Была возможность расти профессионально рядом с такими докторами. Я кайфовала от самого процесса, про зарплату и не думала. А от эмоционального затухания никакая зарплата не спасёт. Если на место моих коллег придут неопытные врачи, я не стану с ними работать. Мне страшно ходить с ними в операционную. В тюрьму сядем вместе, не только они».

Из-за увольнений хирургов из Демидовской больницы изменилась маршрутизация пациентов. Тех, кому требуется экстренная, неотложная помощь, стали перенаправлять в отделения хирургии горбольниц № 1 на Вагонке и № 4 на Тагилстрое. После этого все хирурги ЦГБ № 1 написали заявления об увольнении. Менее чем через две недели медучреждение намерены покинуть шесть специалистов двух хирургических отделений. Они недовольны высокой нагрузкой и низкими зарплатами.

<

«После увольнения хирургов из Демидовской больницы нагрузка у нас в разы увеличилась, — говорит хирург Никита Зотов в интервью общественнику Илье Коровину. — При этом мы ничем дополнительно не были обеспечены — ни ресурсами, ни кадрами, ни доплатами адекватными, ни диагностикой. У нас сейчас нагрузка просто чрезмерная. Мы и до этого работали на пределе сил, а сейчас врачей не хватает катастрофически. Гнойная хирургия со всего города идёт. Оклад — 22 тысячи рублей, зарабатываем мы в основном на дежурствах. Мы поговорили с начальством и сказали, что не готовы работать в таких условиях. У нас нет никаких других способов воздействия на эту ситуацию, кроме того, как уволиться. Нас довели до точки кипения. Нельзя всё время накидывать на нас работу и ничем нам не помогать, мы же тоже не железные, и дома хочется побыть. Трудовой кодекс нарушается. Всё время нас просят потерпеть, но никаких подвижек нет. Если ситуация исправится, мы вернёмся».

После того как стало известно об увольнениях хирургов из больницы на Вагонке, в Нижнем Тагиле решили ещё раз изменить маршрутизацию пациентов, перенаправив часть из них на Тагилстрой. В «четвёрке» хирурги пока работают.

Использованные материалы: 1, 2

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий