За Батуриной пришли рейдеры: что стоит за объявлением в розыск богатейшей женщины страны

Вдова Юрия Лужкова Елена Батурина на церемонии прощания с бывшим мэром Москвы Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Суд Калмыкии в пятницу объявил в розыск богатейшую женщину России Елену Батурину. Ее представитель назвал решение «рейдерской атакой», за которой стоят структуры Михаила Фридмана. Так ли это?

В последнюю пятницу уходящего года мировая судья судебного участка №6 Элистинского судебного района постановила объявить в розыск богатейшую женщину России Елену Батурину F 81. Решение было вынесено по делу, возбужденному по заявлению Эренцена Манжеева — финансового управляющего в деле о банкротстве Виктора Батурина, брата богатейшей россиянки, сообщил РБК адвокат Дмитрий Савочкин, представляющий интересы Манжеева.

«Речь идет о федеральном розыске. Не международном. Мне местонахождения Елены Батуриной не известно», — уточнил адвокат в беседе с Forbes. Он отметил, что не комментирует суть обвинений, но сам процесс в мировом суде уже тянется несколько месяцев — с сентября.

Спор длиной в 12 лет

Спор между Виктором Батуриным и его сестрой тянется уже много лет. В 2007 году они подписали соглашение о разделе активов, но в 2010 году после отставки Юрия Лужкова Батурин обратился в Следственный комитет с заявлением, что сестра не передала ему обещанные активы и не выплатила зарплату на крупную сумму. В ответ пресс-служба «Интеко« выступила с заявлением, в котором использовалось слово «воровство» при описании деятельности Виктора Батурина в компании.

 В 2013 году Гагаринский суд Москвы приговорил Виктора Батурина к семи годам лишения свободы в колонии общего режима, признав его виновным в мошенничестве с векселями «Интеко». Отбывал наказание Батурин в Калмыкии, председателем правительства которой он был в 1998-1999 годах. В 2016 году бизнесмен освободился досрочно, заплатив штраф. В этом же году началась процедура личного банкротства Батурина, которая не завершилась до сих пор.

Выйдя на свободу, Батурин инициировал два иска в суде Австрии по месту жительства своей сестры: один в связи с соглашением 2007 года, второй — о клевете: якобы употребив слово «воровство» в своем заявлении 2010 года, Елена Батурина нанесла ущерб его деловой репутации. Суд принял к производству оба иска. Давая показания на одном из процессов, Батурина якобы упомянула, что в отношении финансового управляющего Батурина Эренцена Манжеева возбуждено уголовное дело, по которому он проходит в статусе подозреваемого. Представитель Батуриной говорит, что фраза была вырвана из контекста.

В сентябре 2019 года уже Эренцен Манжеев подал иск в мировой суд Элистинского судебного участка №6 с просьбой привлечь Елену Батурину к уголовной ответственности по части 1 статьи 128.1 УК РФ («Клевета»). Речь идет о том выступлении Батуриной в австрийском суде, где она говорила об уголовном деле в отношении Манжеева — по версии Манжеева, дело возбуждено не было, подозреваемым он не проходил и Батуриной это было известно. Калмыцкий суд принял дело к производству, несколько раз вызывал Елену Батурину в суд, а в пятницу 27 декабря объявил ее в розыск.

«Постановление калмыцкого судьи незаконно и будет обжаловано, — заявил представитель Батуриной Геннадий Теребков. — Судья грубо игнорирует присутствие в суде адвокатов Елены Батуриной, ранее неоднократно участвовавших в заседаниях по этому иску представителя ее брата о клевете, а также письменные заявления г-жи Батуриной, подтверждающие полномочия ее адвокатов и позволяющие рассмотреть дело в ее отсутствие. Ссылаясь на сомнения в полномочиях адвокатов и якобы уклонение г-жи Батуриной и ее представителей от участия в процессе, судья вынесла постановление о ее объявлении в розыск. Помимо обжалования данного незаконного постановления сейчас готовится и заявление в квалификационную коллегию судей с требованием провести проверку действий судьи».

При чем тут А1

В своем заявлении представитель Батуриной неожиданно связал постановление калмыцкого суда с А1 Михаила Фридмана F 7. «Данное постановление — это очередной этап рейдерской атаки на г-жу Батурину со стороны структур А1 Михаила Фридмана, использующих ее давнего оппонента Виктора Батурина и его необоснованные требования», — заявил Теребков. «А1 никакого отношения ни к какому постановлению о розыске г-жи Батуриной не имеет и в этом деле не участвует», — заявил Forbes управляющий партнер А1 Андрей Елинсон.

Позже выяснилось, что некоторая связь между А1 и Виктором Батуриным есть. Адвокаты Батуриной передали через ее представителя, что представитель А1 Кирилл Ермоленко присутствовал на судебных разбирательствах по искам Виктора Батурина и его финансового управляющего к Елене Батуриной в Австрии и Калмыкии. «Кирилл Ермоленко был вызван в этот (калмыцкий. — Forbes) суд повесткой в качестве свидетеля, — объясняет представитель А1. — Причина может быть в следующем. Ермоленко представлял интересы крупнейшего кредитора в деле о банкротстве Виктора Батурина — компании «Саррио».

Sarrio Investment Limited (Кипр) выступает в деле о банкротстве Батурина с требованиями на 3,2 млрд рублей. Виктор Батурин заявил Forbes, что за Sarrio стоит «точно не А1», а его, Батурина, давний оппонент, с которым он знаком более 10 лет, но чье имя называть не будет. В то же время пресс-служба А1 сообщила, что компания выступает представителем крупнейшего кредитора Виктора Батурина — компании «Саррио».

«То, что оппоненты активизировали свои действия, устроили грязную пиар-кампанию против Елены Батуриной в самый трагический для нее момент, сразу после смерти супруга, вызывает к ним особое презрение», — эмоционален представитель Батуриной Геннадий Теребков. Бывший столичный градоначальник скончался 10 декабря.

Бизнесмены эпохи Лужкова: как сложилась их судьба?

Владимир Евтушенков

Владимир Евтушенков Замир Усманов / ТАСС

Кем был при Лужкове.  «Не надо считать, что мы друзья. Но это совсем не значит, что я к нему равнодушен. Это часть моей жизни и не самая плохая», — рассказал в 2012 году Forbes глава АФК «Система» миллиардер Владимир Евтушенков о своих отношениях с Лужковым. Было ли это дружбой? «Он всегда был моим начальником. А если ты человека всегда называешь на вы, это не дружба. Я всегда называл его — и буду впредь звать — на вы. Так же как Примакова, например», — пояснил миллиардер.

В 1990 году Евтушенков возглавил Московский городской комитет по науке и технике. В 1993 году под столичную программу коммерциализации науки он создал АФК «Система», куда вошли учрежденные комитетом предприятия. В период, когда Лужков был во главе города, АФК «Система» приватизировала Московскую городскую телефонную сеть (МГТС), входивший в АФК девелопер «Система-Галс» стал крупным столичным застройщиком, а Московский банк реконструкции и развития (будущий МТС Банк) был одним из уполномоченных банков правительства Москвы.

На момент отставки Лужкова в 2010-м году состояние Евтушенкова составляло $7,5 млрд.

Как сложилась судьба в дальнейшем. Непосредственного влияния на бизнес Евтушенкова и «Системы» отставка столичного мэра не оказала. Однако в годы, последовавшие за уходом Лужкова из большой политики, Евтушенкову и его бизнесу пришлось пережить немало сложных моментов. В сентябре 2014 года Евтушенков был помещен под домашний арест по обвинению в легализации средств при покупке «Башнефти». «Желаю ему сотрудничать с правоохранительной системой. Это правильнее в любом случае», — заявил тогда Лужков.

В октябре того же года Арбитражный суд Москвы постановил изъять акции «Башнефти» у АФК «Системы». А еще через два месяца они перешли в собственность государства и Евтушенкова освободили из-под домашнего ареста.

В 2017 году Евтушенков столкнулся с новым иском — на этот раз от «Роснефти» и «Башнефти», которые требовали компенсации за ущерб, который, по версии истцов, понесла «Башнефть» за те годы, что ею владела «Система». Суммарный объем исковых требований к компании Евтушенкова составил около 300 млрд рублей. Дело закончилось мировым соглашением в декабре 2017 года, по которому «Система» обязалась выплатить истцам 100 млрд рублей.

В рейтинге богатейших бизнесменов России — 2019 Евтушенков занимает 63-е место, его состояние Forbes оценил в $1,5 млрд.

Шалва Чигиринский

Шалва Чигиринский ИТАР-ТАСС / Евгений Гладин

Кем был при Лужкове. Еще в 1988 году медик по образованию, собиратель антиквариата Шалва Чигиринский стал первым в Москве частным застройщиком, основав компанию «СТ Групп». Когда в 1991-м вместо Гавриила Попова мэром Москвы стал Юрий Лужков, девелопер быстро наладил отношения с новой командой.  Он принимал по 40 гостей на бывшей даче Анастаса Микояна в Барвихе, где когда-то парился в сауне Сталин. Другом Чигиринского стал Иосиф Орджоникидзе, глава комплекса внешнеэкономический связей Москвы, впоследствии курировавший крупные девелоперские проекты в городе.

Свой офис Чигиринский открыл в построенном им же десятиэтажном здании в районе Тверской. Там же разместились Департамент градостроительства во главе с Владимиром Ресиным и офис компании «Интеко» Елены Батуриной.

В 2004 году  Чигиринский выиграл конкурс на снос и реконструкцию гостиницы «Россия», расположенной у стен Кремля, предложив проект стоимостью $830 млн. Он же получил самый большой участок в «Москва-Сити» и планировала застроить жильем и культурно-развлекательными объектами Нагатинскую пойму (проект «Хрустальный остров»). «Ко мне приходит по нескольку инвесторов в день», — рассказывал бизнесмен в интервью Forbes.

Кроме того, у Чигиринского был совместный с правительством Лужкова нефтяной бизнес — Московский НПЗ. В 2007 году в рейтинге богатейших миллиардеров России Forbes Чигиринский занял 42-е место с состоянием $1,6 млрд.

В 2007 году инвестконтракт на реконструкцию гостиницы «Россия» был признан недействительным. В 2008 -м у Чигиринского начались финансовые проблемы, а в 2009-м распался союз братьев Чигиринских с супругой Лужкова Еленой Батуриной: стороны не смогли мирно урегулировать разногласия в нефтяном бизнесе. Тогда же Высокий суд Лондона по иску банка ВТБ наложил арест на недвижимость Чигиринского. Сам бизнесмен покинул Россию.

Как сложилась судьба в дальнейшем. Возвращение в российский бизнес совпало по времени с отставкой Лужкова и опалой Батуриной. В середине 2010 года были закрыты уголовные дела по неуплате налогов на 600 млн рублей. Чигиринскому также удалось урегулировать проблемы с крупнейшими кредиторами.

В январе 2011 года стало известно, что Чигиринский вернется к проекту строительства в «Москва-Сити». Но вместо самой высокой в Европе (612 м) башни «Россия» он возведет комплекс из трех зданий общей площадью 250 000 кв. м. Позднее Forbes выяснил, что Чигиринский вышел из этого проекта и проекта, связанного с гостиницей «Россия», получив за свои доли $60 млн от владельца Магнитогорского металлургического комбината (ММК) Виктора Рашникова.

Осенью 2019 года Чигиринский говорил Forbes, что переживает за Россию, но тяги вернуться и заниматься в ней бизнесом в России у него нет. «Я давно уехал, мне интересно здесь [в США]», — отметил он.

Тельман Исмаилов

Тельман Исмаилов Zak Hussein / PA Photos / ИТАР-ТАСС

Кем был при Лужкове. В 1988 году Тельман Исмаилов создал в Москве кооператив по торговле одеждой и товарами народного потребления. Впоследствии он превратился в группу компаний «АСТ». Ей принадлежал, в частности, ресторан «Прага» на Арбате (в 1990-х здание и нежилые помещения площадью около 10 000 кв. м из имущественного комплекса столицы были проданы связанным с Исмаиловым компаниям за $30,5 млн). Но главным активом Исмаилова был Черкизовский рынок. При этом бизнесмен не скрывал своих теплых отношений с Лужковым, который на дне рождения бизнесмена под троекратное «ура!» называл его «другом навсегда».

В рейтинге богатейших бизнесменов России 2005 года Исмаилов занимал 53-е место с состоянием $0,52 млрд. В группу АСТ входило более 30 компаний в сфере недвижимости и торговли, оборот которых Исмаилов оценивал в $3 млрд. Он также говорил, что компания владеет 1,5 млн кв. м недвижимости в Москве.

В 2009 году Исмаилов с помпой открыл в Турции роскошный отель Mardan Palace. Месяц спустя Владимир Путин потребовал «посадок» в деле о контрабанде на Черкизовском рынке. Рынок был закрыт.

Как сложилась судьба в дальнейшем. В 2012 году Исмаилов поручился перед банком ВТБ за кредиты своих же компаний. Те не стали возвращать деньги. Завязалась судебная тяжба, в результате банк забрал имущество у должника. В 2015 году Исмаилов признан банкротом, лишился ресторана «Прага»,  бизнес-центра «Тропикано» и ТЦ АСТ. Тогда же Mardan Palace в турецкой Анталье был продан на аукционе Halkbank, которому Исмаилов задолжал, за $124 млн.

Бизнес-центр «Военторг» Исмаилов продал Сулейману Керимову, а обязательства по строительству гостиничного комплекса на 3000 номеров к сочинской Олимпиаде отошли структурам «Реновы» Виктора Вексельберга.

В конце 2017 года Басманный суд Москвы заочно арестовал Исмаилова по обвинению в организации двух убийств и незаконном обороте оружия. Лужков назвал его человеком, не способным на убийство. «Вся его деятельность больше связана с рынками и товарами, чем с преступлениями бандитского толка», — заявил экс-мэр.

Андрей Бородин

Андрей Бородин Евгений Стецко / ТАСС / Ведомости

Кем был при Лужкове. В 1994 году стал советником мэра Москвы по финансовым и экономическим вопросам, а уже через год, в 1995-м, — одним из основателей Банка Москвы. Банк создавался как расчетный банк для столичного правительства и подконтрольных ему структур  — контроль в нем принадлежал городу, а сам банк занимал небольшое полуподвальное помещение и имел в штате несколько человек. Долей в банке владел и Бородин — к 2010 году, когда Лужкова отправили в отставку, она составляла около 20%.

Банк со временем перестал быть «банком правительства Москвы», приобрел коммерческих клиентов и завоевал статус одного из крупнейших в России (к 2010 году банк входил в топ-10 по размеру активов). С возникавшими сложностями ему помогал основной акционер — город, так что банку удалось сравнительно безболезненно пережить кризис конца нулевых.

Бородин к тому времени обосновался в списке Forbes, впервые он вошел в рейтинг в 2008 году, тогда его состояние оценили в $1,8 млрд.

Как сложилась судьба в дальнейшем. После ухода Юрия Лужкова с поста мэра и назначения на его место Сергея Собянина Москва решила продать долю в банке — покупателем стал ВТБ. В 2011 году Бородин покинул Россию, опасаясь уголовного преследования. Вскоре после отъезда из страны он продал свой пакет в Банке Москвы Виталию Юсуфову (сыну экс-министра энергетики Игоря Юсуфова), а тот потом продал эту долю ВТБ.

Еще в 2011 году Бородин был объявлен в международный розыск — в России экс-банкир обвиняется в легализации средств, полученных преступным путем, а также в присвоении и растрате в особо крупных размерах. Два года спустя Бородину удалось получить политическое убежище в Великобритании.

В 2019 году состояние Бородина Forbes оценивал в $800 млн — его основу составляли наличные от продажи доли в Банке Москвы.

Кирилл Писарев (на фото), Юрий Жуков

Кирилл Писарев (на фото), Юрий Жуков ИТАР-ТАСС

Кем были при Лужкове. «Я до сих пор не знаю, почему Лужков выбрал именно меня. Даже предположить не могу. Честно», — говорил в интервью Forbes Кирилл Писарев в 2006 году. За десять лет до этого мэр Москвы съездил в Бостон на экономический форум и загорелся идеей внедрения в столице ипотеки. Писарев к тому моменту был совладельцем «Первой ипотечной компании», его пригласили в рабочую группу при Мосгордуме, которая разрабатывала законодательную базу для ипотечного финансирования строек. Когда город создал Московское ипотечное агентство, его возглавил выпускник финансовой академии Писарев. Проработал там Писарев недолго — кризис 1998 года притормозил развитие ипотечных программ.

«Первую ипотечную компанию» (ПИК) Кирилл Писарев и Юрий Жуков основали в 1994 году и сначала занимались куплей-продажей недвижимости. В 2001 году они купили «Домостроительный комбинат №2» («ДСК-2») и вошли в высшую лигу московского строительного бизнеса. В 2005 году они купили у Елены Батуриной «ДСК-3», по оценкам за $300 млн. Выручка компании выросла до $1,5 млрд, она вводила почти миллион квадратных метров в год. В 2007 году ПИК разместил свои бумаги на бирже, компанию оценили в рекордные $12,3 млрд. Писарев и Жуков входили в рейтинг Forbes с оценкой состояния $6 млрд на каждого.

В кризис 2008 года продажи квартир снизились в разы, капитализация компании упала ниже $300 млн. ПИК рассчитывала на госзаказ — Москва пообещала выкупить у застройщика 341 000 кв. м готового жилья, по оценкам почти за $1 млрд, писали«Ведомости». Но договориться не удалось, город потребовал скидку.

Как сложилась судьба в дальнейшем. К моменту ухода Юрия Лужкова с поста мэра Писарев и Жуков уже лишились контроля над своим бизнесом: часть акций пришлось отдать банкам, основную часть получил Сулейман Керимов за обещание помочь с реструктуризацией долга.

Кирилл Писарев сейчас совладелец компании Wainbridge, которая занимается инвестициями в премиальную недвижимость за рубежом и двумя проектами в Москве.

Юрий Жуков создал «Национальную нерудную компанию», которая занималась поставкой щебня и песка. В ноябре 2014 году из-за корпоративного конфликта вокруг «Павловскгранита» Жукова посадили под домашний арест: гендиректор и бывший совладелец компании Сергей Пойманов обвинял его в принуждении к сделке по продаже акций. Жукова выпустили в конце января 2015 года, а вот сам Пойманов отбывает срок в колонии — его признали виновным в выводе активов.

Михаил Балакин

Михаил Балакин Валерий Волков / ТАСС / Ведомости

Кем был при Лужкове. «Москва строит 5 млн кв. м в год, — говорил Михаил Балакин в интервью Forbes в 2005 году. — Это заслуга [Владимира] Ресина и [Юрия] Лужкова, мы только исполнители». До своего краха группа компаний «СУ-155» возводила по миллиону метров в год и имела оборот 100 млрд рублей. В начале 2008 года Forbes оценил состояние Балакина в $4 млрд (после кризиса стоимость девелоперских компаний на бирже упала в разы, состояние Балакина в 2015 году было $1,7 млрд).

Михаил Балакин начинал работать в «Главмосстрое», в 1990 году возглавил одно из его подразделений, «Строительное управление 155» (бренд «СУ-155»). В 1993 году это подразделение акционировалось, Балакин стал основным владельцем. «СУ-155» одна из первых среди крупных подрядчиков стала вкладывать деньги в покупку площадок и наладила продажи жилья (по инерции советской экономики очень много квартир в Москве в 1990-е продолжали строиться на средства бюджета). В 2000 году перспективный бизнесмен пришел работать в Комплекс архитектуры, строительства, развития и реконструкции города. В 2005 году вернулся в бизнес, возглавил совет директоров «СУ-155» и в том же году впервые попал в рейтинг Forbes.

Как сложилась судьба в дальнейшем. Компания, в которой работало 30 000 человек и портфель проектов которой достигал 7 млн кв. м, казалась too big to fail. Однако она так и не смогла справиться с последствиями кризиса 2008 года. «СУ-155» строила в регионах и много работала с госзаказами зачастую в ущерб прибыли, много денег ушло на реконструкцию заводов. В 2014 году компания допустила дефолт по облигациям, посыпались иски от кредиторов, в 2015-м стартовала санация на базе банка «Российский капитал». У «СУ-155» было 27 000 дольщиков, нужно было достроить 147 домов. До начала санации Михаил Балакин оценивал совокупный размер долга компании в 27 млрд, через полгода работы глава «Российского капитала» Михаил Кузовлев заявил журналистам, что сумма обязательств превышает 300 млрд рублей.

Михаил Балакин был депутатом Мосгордумы, а в 2018 году — кандидатом в мэры Москвы. Покинув рейтинг Forbes в 2015 году, он так и не вернулся в него. В 2019 году Московский арбитражный суд признал Балакина личным банкротом.

Елена Батурина

Елена Батурина Vittorio Zunino Celotto / Getty Images

Кем была при Лужкове. «Я считаю, что она достойна, — она потрясающий бизнесмен, очень эффективный. К сожалению, таких людей сейчас в России не очень принимают, и она в силу обстоятельств, давления на нее и на семью вынуждена была со своим бизнесом уйти полностью из России», — комментировал Юрий Лужков в конце октября лидерство своей супруги Елены Батуриной в рейтинге богатейших женщин по версии Forbes.

С будущей женой будущий мэр познакомился в конце 1980-х, когда он возглавлял Комиссию по кооперативной индивидуальной трудовой деятельности, а она работала в Институте экономических проблем Москвы. В 1991 году они поженились. В том же году Батурина с братом Виктором организовала компанию «Интеко», которая поначалу занималась производством изделий из пластика. В 1998 году, когда реконструировался стадион «Лужники», компания получила контракт на поставку 80 000 пластиковых сидений.

В начале нулевых «Интеко» вышла на строительный рынок, приобретя «Домостроительный комбинат №3» и со временем став одним из крупнейших застройщиков Москвы (ЖК «Шуваловский», «Гранд-паркъ», «Кутузовский», второй учебный корпус МГУ и ряд других проектов). В 2004 году Батурина вошла в список Forbes и с тех пор не покидает его — ее состояние за это время ни разу не опускалось ниже $1 млрд (на пике, в 2008 году, оно оценивалось в $4,2 млрд).

Как сложилась судьба в дальнейшем. После отставки мужа Батурина покинула Россию и продала свои российские активы. В Великобритании, куда перебралась Батурина, она занялась благотворительностью — основала гуманитарный фонд Be Open, поддерживающий талантливую молодежь, а также вошла в число попечителей Фонда мэра Лондона Садика Хана, который занимается поддержкой молодых лондонцев из бедных семей. Последний фонд Батуриной, правда, пришлось покинутьиз-за скандала вокруг одного из сотрудников фонда Be Open, которого заподозрили в отмывании денег.

 

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов»

Источник: narzur.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий