Журнальная имитация: чем опасна новая методика Минобрнауки

Акцент на журнальных статьях — специфика естественных наук, но теперь ее механически распространяют на всю социогуманитарную сферу с принципиально иной природой производства и трансляции знания.

Идеология сугубо количественной оценки результативности в системе производства знания давно вызывает резкую критику — в России и за рубежом. В развитых странах прямое использование подобных методов ограниченно. У нас, наоборот, собираются обеспечить научно-технологический «прорыв», повторяя худшее в библиометрии — статистике публикаций и цитирования.

ИСТОРИЯ И ЦЕНА ВОПРОСА

До сих пор научное сообщество хотя и критиковало библиометрию, но как-то приспосабливалось к фантасмагории все новых и новых требований. Однако только что введенная Минобрнауки методика расчета «комплексного балла публикационной результативности» создает условия, к которым приспособиться не просто трудно, а в ряде отношений невозможно. Ведущие институты должны повысить число публикаций на 10%, а «догоняющие» — на 20%. Одновременно из системы учета исключается целая категория журналов, индексируемых в РИНЦ — специально созданном Российском индексе научного цитирования. При таком росте госзадания и при таком сокращении учитываемых журналов разместить требуемое количество публикаций будет невозможно чисто физически. Это выглядит как типовой случай «запрограммированного невыполнения». Если стояла цель срезать и одновременно перераспределить финансирование, то лучше было сделать это прямо, без мутных игр.

Разброс в оценке журналов поражает воображение. Высшая категория в базе Web of Science по баллам оказывается в 40 раз ценнее российского «ваковского» журнала. При этом в мировой практике все наоборот: активно обсуждается необходимость учитывать в экспертных группах собственное качество статей, а не «влиятельность» журналов. Это необходимо, во-первых, чтобы оценивать результаты, а не показатели, а во-вторых, чтобы создать условия для появления и развития новых журналов. Российские методы администрирования ориентированы на прямо противоположное. Упор на библиометрическое администрирование крайне опасен. Австралия за шесть лет подобных экспериментов едва не угробила собственную науку: лучшие силы просто разбегались.

Можно посчитать, какое количество открытий и даже просто статей в ведущих изданиях недополучил национальный проект «Наука» от классных ученых, уехавших в другие страны, в том числе и от наших методов стимулирования научного творчества вообще и публикационной активности в частности.

СТАТЬЯ ПРОТИВ КНИГИ

Даже в естественных и точных науках максимум, что признается, — возможность использования библиометрических методов в качестве побочного, дополнительного инструмента, но никак не автоматически действующего средства. Но в мире однозначно принято: в науках социогуманитарного цикла эти методы неприменимы вовсе или применимы с очень большими оговорками. Вводимая у нас модель будто не в курсе принятого еще с XIX века принципиального деления знания на науки «о природе» и «о человеке».

Вопиющий пример — отношение к монографиям. Наука веками развивалась в формате книги. Акцент на журнальных статьях — специфика исключительно естественных наук, да и то исторически недавнего времени. Теперь ее механически распространяют на всю социогуманитарную сферу с принципиально иной природой производства и трансляции знания. Здесь именно книги делают открытия и имена, являясь главным каналом обучения, сохранения национального самосознания и исторической памяти. Однако методика министерства отводит книгам 1 балл — как обычной статье, причем независимо от объема. Чиновники объясняют это тем, что не видят инструментов отделения «мусорных» книг от действительно представляющих ценность для науки. Как будто гриф, присваиваемый книге ученым советом академического института после авторитетного рецензирования, значит меньше, чем решение редколлегии обычного «ваковского» журнала.

Далее в дело вступают идеология и политика, большая и малая. Большая политика ориентирована на национализацию наших общественных и гуманитарных наук — подобно национализации капитала.

Философы, обществоведы, политологи и социологи, историки и филологии — все они должны развивать отечественную традицию, укрепляя «скрепы» и всей интеллектуальной мощью противодействуя «мягкой силе» идеологического противника. Одновременно авторы методики хотят, чтобы все это делалось на английском языке и в зарубежных журналах, так что критерии оценки социогуманитарной сферы отдаются на откуп двум иностранным компаниям — Web of Science и Scopus. Но все, что нужно русистам и постсоветологам, они и так читают по-русски, не хуже, а то и лучше нас самих. При этом все знают, как делается бизнес на публикациях в рядовых журналах платформы Web of Science. Объем таких навязчивых предложений в почте научных работников уже стал просто неприличным.

Методика изобилует техническими ошибками и выглядит откровенно сырой. Это при том, что ученым не прощаются малейшие огрехи, из-за чего немало публикаций просто не учитываются в отчетах. Вкупе с экзотическими критериями отбора все это резко занижает оценку реальной результативности наших социогуманитарных исследований и искусственно осложняет реализацию научного нацпроекта даже по формальным критериям.

Острота положения уже вызвала возмущение в научных кругах, а ученый совет Института философии РАН обратился с открытым письмом к руководству страны. При этом объявлено, что методика согласована с РАН и даже с академическим профсоюзом.

НАУКА И АНТИНАУКА

Использование методик оценки результативности исследований — вопрос в том числе собственно научный. В рамках его изучения сделан ряд достаточно строгих выводов. Российские приемы администрирования это знание практически игнорируют, применяя в регулировании и оценке научной деятельности методы откровенно антинаучные. Подобные концепции не удалось бы защитить ни на одном научном форуме, а тем более опубликовать в тех самых журналах, на которые данная методика ориентирована.

Почти религиозное почтение к библиометрическим платформам делает нашу науку и систему управления глубоко провинциальными. Мы становимся примером еще одного осовремененного карго-культа, пытаемся внешне все сделать «как в Америке», не понимая сущности этих сакрализованных изделий.

Александр Рубцов

Источник: narzur.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий